Быстрый поиск:

«Две любви». История на реальных событиях.

Молоденькая мамаша «лечилась» от несчастной любви …проституцией. Бабушка очень любила своих внучков, одного учила в университете на платной основе, подрабатывая …проституцией. У обеих женщин были схожие интересы, которые и привели к трагедии. 

«Свинарка и Пастух»

Мужчина остановился, чтобы прикурить, и тут к нему подошла Клава. Посмотрела в лицо мужчине и чуть не «провалилась сквозь землю». ОН. Пусть и прошло двенадцать лет, но первую любовь она так и не забыла. Могла ли она представить, что встретится с ним вот так, на «стометровке» у цирка. На этой «стометровке» она каждый вечер «снимала» мужиков. Так она зарабатывала, чтобы «выбиться в люди». Теперь она знала, где ОН живёт. И стала планировать их встречу. Но, вроде бы, он её не узнал …Или только сделал вид …

Двенадцать лет тому назад, Клава ждала, когда ей исполнится пятнадцать. Этот парень был ей дороже всех на свете, и, он обещал приехать в июне. После экзаменов в школе она его ждала. Но он не приехал к бабушке ни в июне, ни в августе. Вскоре она узнала, он поступил в институт, и он встретил городскую девушку. А Клаву он не считает себе парой.  

- Поеду в город, - говорила Клава подружкам, - к отцу, к его родне. Окончу школу там, поступлю в институт. Может он вскоре и пожалеет, что меня не взял с собой.

Вот только городская родня не собиралась устраивать у себя деревенскую родственницу. И она стала «тонуть» в алкоголе и местных дискотеках. Да так закружилась у девушки голова, что очнулась она сентябрьским утром в стоге сена с пастухом, пьяная, ничего не помнящая. 

- Вот так дела! Да ты ж девка оказалась!  - изумился пастух. 

Утром Клаву еле спасли. Она пыталась утопиться в речном омуте. Вот тот-то пастух и спас. Вовремя с похмелья глаза продрал. В этот сентябрь Клава пошла под венец за пастуха, который на пятнадцать лет её старше. Зато у него хозяйство было … Был вдовцом, пил и бил прошлую свою жену, ну, а Клавке не выбирать … Тем более, у Клавы было пять сестёр, и родители голову «ломали», как выгодно всучить девок замуж. 

И запряглась Клавка, да в такие «университеты», что продохнуть некогда было. Три кабанчика, две коровы, гуси и куры и участок земли. К тому же, любимый супружек пристроил Клавку свинаркой в колхоз, поближе к «кормушке». Научил воровать комбикорм для скота. И стала Клавка пуще прежнего «заглядывать» в рюмку – жизнь-то какая интересная! И «рога» мужу научилась наставлять. Родила первенца …

- Дура ты! – сказала как-то сестра ей. – Ложишься под этих вонючих алкашей, как шлюха! Так те-то, хоть деньги за это берут!

Собрав тайком лучшие наряды, Клавка бежала в «большой» город, в столицу. И пристроилась она на ту самую «стометровку» у цирка. Но не знала она, что тут конкуренция бешенная и табель у каждой свой, по «успеваемости». И намекали «подружки», что у деревенских есть своя точка – на вокзале или на трассе.

Одна из подружек помогла с жильём, познакомив с местным пьянчугой. Жена и дети от него сбежали, вот он и «сдавал» жильё той, которая накормит и ляжет в постель с ним. 

- Я работою в ночном ресторане. Извините, буду приходить рано утром. – Не краснея, сказала Клавка хозяину. 

Алкаша это и не волновало, главное, что позволяла себя облапать. Молоденькая, крепенькая. 

- Поладим! Наливай! – сказал алкаш.

«Сексбригада»

Клавка обзавелась напарницей на «точке». Пока одна обслуживает клиента, вторая должна страховать. Ведь клиент может удовольствие получить и не заплатить. На предоплату многие не соглашались. Да и деньги при себе опасно держать. Получив своё, мужики больно экономными становятся. Не раз с Клавкой было такое, в «морду» дадут и деньги заберут. И вот у Клавки появилась напарница – Лида. С неё «экономные» трюки не проходили.  Она была молоденькой, да пробивной. Семнадцатилетняя Лида по стажу работы, в разы, опережала Клаву. 

- Сколько тех мужиков у меня было! – говорила Лида за бутылкой с Клавкой, - по двое-трое в день заваливала в постель. И каждый раз, новый. И так весь год … Подсчитай, сколько их наберётся?!

И Лида не врала. Милиция, и та, сбилась со счёта, когда с «точки» приводили ту Лидку домой. В проституции она крутилась с четырнадцати лет. 

- За ногу её не привяжешь! Их у меня пятеро! – говорила поддатая мамаша милиции. – За всеми я не усмотрю!

«Перекрёстки в «стометровке»

После десяти вечера спрос на сексуслуги достигают своего пика. И хоть есть знак – парковка запрещена, такси и авто останавливаются партиями у «клубничной точки». Не спеша выбирают самую доступно-дешёвую путану. 

В апрельский вечер притормозила машина, лицо – знакомое какое-то … Звали мужичка Борисом. К нему подбежала Лида.

- Иди с ним, - подбежала Лида к Клавке,  - он на тебя «глаз положил». Двадцать баксов даёт. Я буду страховать. 

Машина лихо развернулась, Борис повёз девушку на квартиру к знакомой бабушке. 

Бабушке было семьдесят лет, звали Ириной, и сдавала она одну комнату в квартире за десять долларов. На пенсию не проживёшь, квартплата разоряет. А тут ещё и дочка, два внука, зять – утёк, алименты – сущие копейки. Внучат выучить надо.

Сначала студенткам комнату сдавала, но, хлопот с ними много, а денег платили мало. И тут соседка подсказала, сдавать койку на часы для секс-утех, выгоднее. И тут жизнь преобразовалась …

- Негр вчера, аж, двух девок приволок, - сплетничала бабуся с соседками, - чего только не вытворяли!

Ирина за клиентами не подсматривала, вела себя интеллигентно. И, безошибочно могла определить женатика, любовника, бедняка-студента, путан могла отличить от «хороших» девочек. Женатики – стеснялись всегда. А вот иностранцы – безбрежно раскованные. Географию учить не приходилось, кого тут только не было: африканцы, индусы, грузины, армяне …

Борис – бывалый клиент, сразу же Ирине отвесил комплимент. И по-хозяйски потопал в комнату с Клавой. Бабушка закрылась в зале. А Лида, получив двадцать долларов, ждала Клаву в подъезде, на лестничной площадке. Всё было, как всегда, обычно …

Лида вспоминала …

- Я Бориса обслужила, он оделся, ушёл. И я стала одеваться. Влетела старуха, разъярённая. Требует десять долларов за койку. Говорит – кобель твой не заплатил. Я ей – деньги у подруги. И тут бабуся закрыла дверь на замок. 

Лида обеспокоилась, мол, напарница не возвращается долго. Позвонила в дверь. Бабушка и её впустила в квартиру. И обрушилась на путан грубой бранью, дала Лиду пощёчину. Завязалась драка, которая перешла в дикое избиение бабушки. А утром соседка обнаружила, что бабушка мертва. Она была голой и изуродованной до неузнаваемости. 

Всю вину на себя взяла несовершеннолетняя Лида. Но, следствие без труда, установила истину. Суд отмерил каждой по заслугам: Лиде – девять лет, Клаве – четырнадцать лет. 

Сложнее было установить мотив преступления. Бабушка сильно любила внуков, поэтому, боролась за каждую копейку. Старший внук учился в коммерческом институте, для младшего бабушка собрала две тысячи долларов и вшила их в подкладку шубы. 

А вот Клава зациклилась на первой любви. Хотела разбогатеть, купить квартиру, шубу и машину. Явиться во всём блеске к своему ненаглядному, который жил нищенски на скромную зарплатку инженера. 

Проституция болезнь, как общества, так и самого человека, она испепеляет душу …